Русский
Українська
English
 
Хатня
Родовід
Зброя
Дух
 
Губная гармоника в блюзе
Юг США заселялся быстро. Тогда, конечно еще не США, а просто колонии Нового Света. Это северные территории (которые позже захватят лидерские позиции как в политике так и экономике страны) будут постепенно осваиваться свободными поселенцами. С Югом все будет проще. Здесь заселение новых территорий будет происходить под контролем и с высочайшего соизволения Британской Короны. И будут назначаться губернаторы чтоб всем этим руководить. Ну и собираться здесь будет не только всякое отребье, не только пуритане, которым не дают спокойно работать в Старом Свете, усматривая в их культе труда нечто противоестественное. Нет, против честных трудяг Юга никто ничего не имеет, они тоже были. Но. Здесь будут и вполне серьезные и небезденежные люди, которые поработать тоже не против, но желательно лишь для того, чтоб заработанные деньги вложить в покупку тех, кто могли бы работать за них.

Первые 20 негров-рабов были куплены в Вирджинии с торгового голландского корабля в1619 году.

Так началась история недобровольного заселения юга будущих Соединенных Штатов Америки народами Африки. Везли их сотнями. Дорого. Но все равно рентабельно – ну не работали индейцы в рабстве. Чем явно были сродни нашим людям. Хотя нет. Не в рабстве индейцы работали. А африканцы, оторванные от родной земли – тех самых корней, которые питают не только культуру в целом, но и мужество каждого человека, работали. И верили. А те кто не верил уже – надеялись. Их древние культы в их сознании проникли глубоко в христианство, которое им навязывалось и которое они так легко принимали, создавая причудливые новые формы. Их голоса то робким шепотом, то торжествующим варварским хором вплетались в церковные гимны. Так рождались госпелы, спиричуелс.

Но они были одиноки. Когда они были среди своих братьев и сестер, они были одиноки как народ. Одни среди чужих, врагов, хозяев. С надеждой лишь на Господа, которого они так откровенно, с чистым сердцем приняли. Быть может, он все же смилуется и отведет свой народ обратно в землю обетованную из плена? Они ясно чувствовали свое духовное родство с иудеями, а любимой частью Писания стали для них псалмы.

Они были одиноки. Когда не было рядом братьев и сестер, они оставались совсем одни наедине с миром. И голос, оторванный от хора, не всегда мог передать то, что трудно  сказать словами. Нужен был инструмент. Но что мог иметь раб?

Только в 1862 году раб перестал быть рабом и получил право собственности. Правда не на все. Можно все, да, землю нельзя. И еще много чего нельзя. Во многих штатах. Особенно на уже родном Юге. Так появляется новый герой-выходец  из Африки – черный бродяга. В поисках не лучшей, а просто жизни многие становятся скитальцами. Печаль и музыка сопровождают их всюду. Нужен инструмент, который мог бы быть и достаточно эмоциональным и одновременно компактным и транспортабельным. Подсказку дадут белые бродяги, которые мучились подобным вопросом ранее, имея, однако, несколько другие побудительные мотивы к тому.

Нужный инструмент был придуман немецким часовым мастером Христианом Фридрихом Людвигом Бушманом в 1821 году. Однако превратил его в то, что мы знаем Богемец Рихтер в 1826 году. Его гармошка (а вы конечно уже догадались, что речь идет именно о ней) была с десятью отверстиями и двадцатью язычками (раздельными для вдоха и выдоха). Он же предложил настройку с использованием диатонического звукоряда, которая  станет стандартной для Европы. С тех пор такие гармошки называют гармошками Рихтера. Не верите? – посмотрите в каталоге фирмы  Hohner.

Этот инструмент легко помещался на ладони, звук его был достаточно ярким и при желании пронзительным чтобы передать боль и радость, а динамика позволяла опускаться до еле слышного шепота. В отличие от европейцев и белых американцев, основным  игровым движением черные странники сделали не выдох а вдох. Так  гармоника звучала не столь радостно и резко, но более текуче, плавно, густо, плотно. Так можно было делать подтяжки. Так можно было передать и плачь и страстное и трепетное дыхание ночи любви. Так можно было передать одиночество и счастье. Веру и покинутость. Тоску по дому и тоску по любимой женщине. Ибо хотя вера  и заполняла сердца их, но на первый план выходил уже сам человек, со своими чувствами и переживаниями. Да и объектом чувств становился тоже человек – женщина, дитя, даже сам играющий. Так рождался новый звук. Новый характер. Грусть будет сквозить в нем. Но зачастую ее будут прятать за улыбкой. И иронично сами назовут эту музыку блюзом...

(Алексей Ковалев)
продолжение в следующем выпуске
 
Пісні Дух Хатня Плем'я Родовід Контакти